Меню
Меню

При анемии можно сдавать кровь

Донорство: как предотвратить развитие железодефицитной анемии.

http://forums.rusmedserv.com/showthread.php?t=122290
Сдача 450-500 мл крови приводит к потере 200-300 мг железа из организма, что может составлять половину запасов железа в организме менструирующей женщины или 5-10% от запасов у мужчины.

Поэтому рекомендуется сдавать кровь 2-3 раза в год женщинам или 4-5 раз в год мужчинам.

«Дискриминация» связана с тем, что примерно 500-1000 мл (эквивалентно 1-2 кровесдачам) крови женщины теряют с менструальными потерями на протяжении года.

Чем больше менструальная кровопотеря, тем реже женщине рекомендуется сдавать цельную кровь или эритромассу. Потерянная со сдачей кровь регенерирует со скоростью 500 мл за 2 месяца и удлиняется при дефиците железа в организме.

Одним из методов возмещения растущего дефицита железа в организме и профилактики железодефицитной анемии является профилактический прием препарата железа в дозе примерно 40 мг в течение 60 дней, что составляет 2400 мг железа суммарно и при его нормальном 10% усвоении из ЖКТ (то есть 240 мг) примерно восполняет его потери из-за кровосдачи. Если в принимаемом препарате меньшая доза (Актиферрин — 35 мг железа), то профилактику следует продлить до 70 дней, если большая (напр. Ферретаб 50 мг) — то снизить до 50 дней. Не рекомендуется профилактически принимать более высокие дозы (80-100 мг) в течение 25-30 дней, так как всасываемая доза железа из них может быть менее 10%, хотя их альтернативный прием (через день) в течение 50-60 дней может быть использован.

У женщин с нарушенным усвоением железа, обильными (более 60-80 мл за цикл) менструальными кровопотерями, сдающим кровь 3-4 раз в год, если вышеуказанный профилактический прием ведет к неуклонному снижению гемоглобина и железодефицитной анемии, то следует принимать препарат железа в дозе 50-80 мг ежедневно постоянно.

При возникновении железодефицитной симптоматики или сомнений по поводу текущих запасов железа в организме следует определить ферритин в крови вне простуды или др. воспалительного заболевания (в общем анализе крови — нормальное СОЭ), и его цифры менее 40 нг/мл укажут на железодефицит (а значит следует удлиннить профилактический прием железа), а при цифрах более 100 нг/мл наоборот уменьшить или пропустить один прифилактический цикл после кровосдачи.

Содержание аскорбиновой кислоты (витамина С) в организме и принимаемой пище влияет на всасывание/усвоение железа из ЖКТ. Поэтому для тех, доноров, у кого рацион обеднен натуральным витамином С, или у курящих доноров или принимающих пероральные контрацептивы (факторы риска снижения витамина С в крови), было бы целесообразно принимать аскорбиновую кислоту вместе с железом из расчета 4-5 мг витамина С на каждый 1 мг железа (200-300 мг витамина С на 35-50 мг железа).

Железодефицитные состояния (ЖДС) — одна из распространенных форм алиментарной недостаточности, а железодефицитная анемия является наиболее частой в структуре малокровия. По данным ВОЗ, 700 млн человек страдает железодефицитным анемиями (ЖДА). В отдельных регионах их частота среди детей достигает 30-70%, среди женщин — 11-40%, а среди девочек-подростков — 9%. Как показало наше исследование, частота железодефицитных анемий различалась значительно в разных группах: среди студенток-медиков — 12,4%, среди беременных — 10,1%, среди лиц старшей возрастной группы (61-95 лет) — только 3,04%.

Важно знать, что среди населения широко распространен латентный (скрытый) дефицит железа (ЛДЖ), когда показатели гемоглобина еще в норме, но транспортные и органные запасы железа уже истощены. Он колеблется от 19,5 до 30%. Кроме того, от 50 до 86% женщин в различных популяциях имеют факторы риска развития анемии. Четырехлетнее динамическое наблюдение О.В. Сазоновой (1991) показало, что естественное развитие дефицита железа у женщин трудоспособного возраста характеризуется возникновением явного и скрытого малокровия даже среди практически здоровых лиц — в 6,3% и 25% случаев, а среди угрожаемых в отношении ЖДС — в 12,3% и 46,2% случаев соответственно.

В то же время спонтанное (без соответствующей терапии) купирование ЛДЖ в течение двух лет происходит лишь у 13,4% женщин, в 60,0% случаев он сохраняется, а в 26,6% — трансформируется в манифестную форму дефицита железа — анемию.

Читайте также:  Анемии обусловленные нарушением синтеза и утилизации порфиринов

Проявления дефицита железа

Недостаток железа, развивающаяся в последующем тканевая и гемическая гипоксия приводят к значительным трофическим изменениям волос (истончение, усиленное их выпадение, раннее поседение). Наряду с этим появляется ломкость ногтей, поперечная их исчерченность, зазубренность ногтевого края, искривление ногтевой пластинки, уплощение, вогнутость ногтей вплоть до ложкообразных (койлонихия), нередко наблюдается недержание мочи. У больных с дефицитом железа возникает извращение вкуса в виде пристрастия к сырому мясу, тесту, к мелу, зубному порошку и т.д. Больных привлекают запахи плесени, бензина, керосина, ацетона и т.д. Сидеропения приводит к атрофии слизистой оболочки языка, ангулярному стоматиту, к глосситу, к кариесу зубов.

При исследовании слизистой оболочки пищевода у таких больных могут выявляться участки ороговения, атрофического изменения в слизистой и в мышечной оболочке пищевода, что может проявиться сидеропенической дисфагией (симптом Пламмера—Винсона). Кроме того, больные ЖДС жалуются на слабость, утомляемость, хроническую усталость, разбитость, снижение работоспособности, головные боли, головокружение, мелькание мушек перед глазами, шум в голове, у них отмечается бледность кожных покровов и слизистых оболочек. Выраженность и сочетания этих проявлений сидеропении зависят от степени тяжести и от длительности дефицита железа. При ЛДЖ эти симптомы отмечаются в 70-80% случаев, а при ЖДА — в 100% и обусловлены снижением железозависимых и железосодержащих ферментов в мышцах и развитием внутриклеточной гипоксии.

У больных с ЖДА отмечаются различные расстройства со стороны сердечно-сосудистой системы в виде вегетативной дисфункции, миокардиодистрофии, в том числе с явлениями некоронарогенной ишемии, кардиомиопатии с нарушением кровообращения различной степени, со стороны нервной системы — вегетососудистые, вестибулярные нарушения; со стороны пищеварительной системы — поверхностные и атрофические гастропатии.


Некоторые из симптомов, которые могут быть признаками/следствием скрытого железодефицита
:

слабость, повышенная утомляемость;
повышенная нервозность и боязливость;
раздражительность, недостаточная концентрация внимания;
снижение трудоспособности, снижение толерантности к физ. нагрузкам;
дневная сонливость;
психологическая лабильность, депрессивное настроение;
головные боли по утрам;
пониженный аппетит;
отвращение к некоторым (чаще мясным) продуктам питания, повышенная тяга к чрезмерному употреблению определенных продуктов питания (шоколад, сладости, газиров. напитки), субпродуктов (сырые макароны, лед) или непищевых веществ (волосы, песок, глина, побелка, шерстяные нитки);
тяжесть в пояснице/боли в спине к концу рабочего дня;
непроизвольное желание шевелить/двигать ногами перед засыпанием;
повышенная предрасположенность к инфекциям (в том числе герперические высыпания на лице, фурункулез, рецидивирующие вагинозы/молочница);
обильные менструальные кровопотери;
гипотония, склонность к обморокам в душной обстановке;
одышка и сердцебиение при обычных физических нагрузках;
зябкость рук и ног, немотивированный субфебрилитет;
сухость кожи;
локальный или генерализованный кожный зуд;
ломкость, выпадение волос;
ломкость и исчерченность ногтей;
трещины кожи ног и рук;
стоматит, глоссит, хейлит, кариес;
голубоватый оттенок склер (белочная оболочка глаза);
трyдности при проглатывании твердой пищи, таблеток;
снижение мышечного тонуса, мышечная слабость;
императивные позывы на мочеиспускание, недержание мочи при смехе и чихании, ночное недержание мочи;
неустойчивый стул, снижение желудочной секреции, атрофический гастрит.

Для этого Bам необходимо подсчитать общий обьем кровопотерь (score, mL of blood), визуально оценивая степень пропитывания прокладки (NAPKIN) или тампона (TAMPON) в дневное время (day time) или в ночное (night time) и суммируя общее количество гигиенических средств, использованных за весь период кровотечения.

из Wyatt. Determination of total menstrual blood loss. Fertil Steril 2001.

Менее 50 мл — кровопотери в пределах физиологической нормы.
50-80 мл — кровопотери «выше среднего», при наличии других отягощающих факторов (низкое потребление/усвоение железа с пищей, др. источники повышенных потерь железа/крови) может привести к железодефициту.
80-120 мл — обильные кровопотери, как правило ведущие к железодефициту, при наличии отягощающих факторов — K железодефицитной анемии.
свыше 120 мл — чрезмерные кровопотери, приводящие к железодефицитной анемии.

источник

Железодефицитная анемия у доноров крови

Во время кроводачи (450 мл) из организма удаляется 200-250 мг железа, поэтому у кадровых доноров, т.е. регулярно сдающих кровь в одном учреждении, нередко развивается железодефицит (чаще у женщин репродуктивного возраста). Железодефицитная анемия служит одной из главных причин временного отвода доноров. Для восполнения запасов железа обычно требуется заместительная терапия препаратами железа, которая позволяет не только восстановить уровень гемоглобина, но и уменьшить возможные проявления латентного железодефицита, в том числе утомляемость, синдром беспокойных ног, извращение вкуса и обоняния. Высокомолекулярные внутривенные препараты железа, такие как карбоксимальтозат железа, дают возможность восстановить недостаток железа за одну короткую инфузию и могут иметь преимущества перед пероральными препаратами у доноров

Читайте также:  Анемия у плода при беременности причины

В1667 году французский врач Жан-Батист Дени, бывший личным врачом короля Людовика XIV, впервые произвел документированное переливание 300 мл овечьей крови 15-летнему мальчику, который выжил. Позже ученый совершил еще одно успешное переливание крови, однако два других его пациента умерли, а врача обвинили в убийстве. В последующем опыты по трансфузии крови продолжались, однако эта процедура стала относительно безопасной только в XX веке, когда были открыты группы крови в 1901 году и резус-фактор в 1940 году.

В настоящее время трансфузии цельной крови и ее компонентов остаются основным методом лечения тяжелой анемии, связанной с острой кровопотерей или обусловленной другими причинами. Источником крови, использующейся для трансфузии, является донорство. По официальным данным, в 2014 году общее число доноров крови (в подавляющем большинстве случаев – безвозмездных) в Российской Федерации равнялось около 1,6 млн человек, или 11,1 на 1000 населения [1]. Только около трети из них составляли первичные доноры.

Одной из задач службы крови является увеличение числа т.н. “кадровых” доноров, которые сдают кровь или ее компоненты более трех раз в год постоянно в одном учреждении и два раза в год проходят медицинское обследование. Сотрудники лечебного учреждения, к которому прикреплен кадровый донор, могут в любое время пригласить его на кроводачу, если им понадобятся компоненты крови (максимальное допустимое число кроводач в году у мужчин составляет 5 раз, у женщин – 4). Преимущества кадрового донорства определяются тем, что такие доноры являются надежными и ответственными людьями, которые следят за своим здоровьем.

Регулярное донорство крови, с одной стороны, нередко приводит к развитию железодефицитной анемии, а, с другой стороны, снижение содержания гемоглобина

Эпидемиология железодефицита у доноров крови

Стандартная доза при донации – 450 мл крови (это примерно 10% от общего объема крови). Каждая кроводача сопровождается потерей 200-250 мг железа, в то время как при обычном питании в желудочно-кишечном тракте всасывается около 1 мг железа. После сдачи крови повторно ее можно сдавать не ранее, чем через 60 дней, однако для восполнения возникающего дефицита железа может потребоваться несколько месяцев. Таким образом, повторные кроводачи при отсутствии заместительной терапии могут привести к нарастающему дефициту железа и развитию анемии.

R. Cable и соавт. в крупном американском иссле довании RISE, организованном Национальным ин ститутом сердца, легких и крови, оценивали распространенность и факторы риска дефицита железа у 2425 доноров крови (около 2/3 среди них составляли мужчины) [2]. В исследование включали первичных доноров, никогда ранее не сдававших кровь или не сдававших ее в течение последних 2 лет, и кадровых доноров, регулярно сдававших кровь ≥3 раз в год у мужчин и ≥2 раз в год у женщин. Критерием абсолютного дефицита железа считали снижение уровня ферритина в плазме

Последствия железодефицита у доноров

Нарастающий железодефицит рано или поздно приводит к развитию анемии, которая является одной из основных причин временного отвода донора. Например, в Австралии ежегодно из-за анемии не сдают кровь примерно 5% доноров [8]. В Дубае за 3-летний период кровь не была взята по разным причинам у 19,4% из более чем 140 000 доноров [9]. При мерно в половине случае причиной отвода был низкий уровень гемоглобина (в несколько раз чаще, чем повышение АД, инфекции или другие состояния). Сходные данные приводят и японские авторы [10]. Амери канские исследователи в 2007 году проанализировали более 1 260 000 попыток сдачи крови в 6 центрах [11]. Доля доноров, которые не смогли сдать цельную кровь из-за низкого уровня гемоглобина, составила в среднем 9,9%. У женщин вероятность отвода из-за анемии была в 11 раз выше, чем у мужчин (17,7% и 1,6%, соответственно). У мужчин частота анемии зависела от возраста. В возрасте ≤50 лет доля безуспешних попыток кроводачи, не выполненной из-за низкой концентрации гемоглобина, равнялась 0,8%, а возрасте ≥51 года – 3,0%. В то же время у женщин возраст оказывал меньшее влияние на частоту отводов доноров из-за анемии. Следует отметить, что у женщин постменопаузального возраста частота отвода от кроводачи также была примерно в 5 раз выше, чем у мужчин того же возраста.

Читайте также:  Чем лечить анемию 1 степени у беременных

G. Smith и соавт. провели мета-анализ 55 исследований, в которых изучались факторы, ассоциировавшиеся с временным отводом доноров из-за низкого уровня гемоглобина. Вероятность отвода по этой причине у женщин была в несколько раз выше, чем у мужчин: относительный риск составил 14,91 (95% доверительный интервал 12,82-17,34) при использовании одинаковых пороговых уровней гемоглобина и 8,19 (95% доверительный интервал 4,88-13,74) при выборе порогового значения в зависимости от пола [12]. Другими факторами риска были возраст, низкая масса тела, более короткий интервал между кроводачами.

Клиническое значение анемии определяется не только тем, что она сопровождается различными клиническими симптомами и служит причиной временного отвода доноров. Результаты некоторых исследований свидетельствуют о том, что развитие анемии может оказать влияние на дальнейшее поведение доноров. T. Hillgrove и соавт. в ретроспективном когортном исследовании изучали последствия отвода из-за низкого уровня гемоглобина на 6 мес более чем у 1000 доноров. Группу сравнения составили 68675 доноров [13]. В указанных группах в течение 3 лет повторно сдавали кровь 20,9% и 69,9% первичных доноров и 64,0% и 91,0% кадровых доноров, соответственно. Кроме того, временный отвод из-за низкого уровня гемоглобина ассоциировался с увеличением срока до очередной кроводачи (p

Профилактика и лечение железодефицита у кадровых доноров

Важное значение для профилактики анемии у кадровых доноров имеет своевременное выявление железодефицита, частота которого по крайней мере в несколько раз превышает частоту снижения концентрации гемоглобина. Чувствительным и специфичным показателем истощения запасов железа в организма считают сывороточный уровень ферритина [19]. A. O’Meara и соавт. изучали результаты внедрения скрининга на сывороточный ферритин в Центре трансфузии крови в Базеле (Швейцария) [20]. В случае снижения уровня гемоглобина и/или ферритина ( 26 нг/мл), пола и возраста. Прием препарата железа достоверно сокращал срок до восстановления уровня гемоглобина у доноров как с низким (32 против 158 дней), так и с более высоким (31 против 78 дней) уровнем ферритина.

Эксперты из Cochrane Collaboration провели систематизированный обзор контролируемых исследований, в которых изучались различные схемы заместительной терапии препаратами железа в целом у 4704 доноров [22]. В большинстве исследований сравнивали препараты железа с плацебо или контролем. Реже целью исследования было изучение эффективности различных доз препаратов железа или сравнение разных препаратов железа друг с другом. Заме стительная терапия препаратами железа привела к значительному снижению частоты отводов доноров из-за низкого содержания гемоглобина (относительный риск 0,25, 95% доверительный интервал 0,15-0,41, p 120 г/л) также чаще достигали при внутривенном введении препарата железа (73% и 50%; соответственно; p 120 г/л или более чем на 20 г/л) превышала 85%. В двух исследованиях она была выше, чем при пероральном применении препарата железа. Во всех трех исследованиях внутривенное введение препарата железа привело к быстрому и стойкому увеличению содержания ферритина в сыворотке, в то время как при пероральном применении сульфата железа этот показатель изменялся незначительно.

Заключение

Регулярные кроводачи у кадровых доноров, особенно женщин, часто приводят к развитию железодефицита, а анемия примерно в 10% случаев служит причиной отвода доноров от сдачи крови. Для оценки запасов железа у доноров целесообразно определение сывороточного содержания ферритина. С целью восполнения запасов железа показана заместительная терапия препаратами железа, хотя медленное действие, необходимость в регулярном приеме таблеток и частые желудочно-кишечные нарушения, которые встречаются у 10-40% пациентов, могут неблагоприятно отразиться на приверженности к лечению. Альтернативой длительному приему пероральных препаратов может быть внутривенное введение карбоксимальтозата железа, которое позволяет восстановить запасы железа за одну инфузию и хорошо переносится.

источник

Добавить комментарий

Adblock
detector